Category Archives: Дизайн интерьера

Расположение дома — действительно лучше не придумаешь

Расположение дома — действительно лучше не придумаешь: в так называемом «золотом треугольнике» между авеню Моитень, улицей Георга V и Енисейскими Полями.

Расположение дома — действительно лучше не придумаешь

Все модные бутики и лучшие рестораны, как говорится, в шаговой доступности. Заказчики поручили Брижит оформить просторные апартаменты в особняке XIX века. Перед декоратором поставили задачу: бережно сохранить следы прошлого — потолочную лепнину, антикварные полы, мраморные каминные порталы. При этом заказчики настаивали на том, чтобы в квартире была изменена планировка и появились две отдельные спальни с изолированными ванными комнатами. «Чтобы выкроить место для второй спальни, я решила расположить гостиную по соседству со столовой, — рассказывает Брижит. — Однако долго не могла решить, как оформить переход из одной зоны в другую.

Женская логика

У французского декоратора Брижит Саби особое отношение к искусству в интерьере.

 декоратора Брижит Саби

Роль «экспонатов» в этом проекте играет мебель, созданная по ее эскизам. Имя декоратора Брижит Саби хорошо знакомо всем поклонникам французского стиля жизни. Неважно, где находится оформленный ею интерьер — в Токио или Рио-де-Жанейро, Нью-Йорке или Москве, в нем всегда улавливается характерный парижский акцент. «Наверное, причина в том, что источник вдохновения для меня — поэзия Стефана Малларме и романы Жюльена Грака, — смеется Брижит. — Но в данный момент перед вами «коренная француженка» — квартира находится в самом сердце Парижа, в Восьмом округе. Когда я придумывала интерьер, то пересматривала свое любимое итальянское кино, в частности «Гепарда» Висконти».

Стену гостиной украшает огромный рисунок

Стену гостиной украшает огромный рисунок, созданный на основе макросъемки моллюска в жемчужной раковине.

Стену гостиной украшает огромный рисунок

Это эскиз панно, который Ока Донер разработала для оформления интерьера роскошного бутика в Дохе. Полки ее мастерской заставлены природными артефактами: сушеными плодами, коллекцией жуков и кораллами. «Природа — моя муза, религия, источник вдохновения, — говорит художница, которая создает свои работы из причудливых коряг, окаменевших моллюсков и раковин. — В прошлой жизни я, должно быть, была кочевницей. Обожаю гулять, в хорошие дни мне удается проходить по пятнадцать километров.

Стену гостиной украшает огромный рисунок

Эти неспешные прогулки скорее научные изыскания. Я всегда внимательно смотрю под ноги, нахожу загадочные объекты, расшифровываю их и превращаю в искусство». Часть этих находок навсегда оседает в ее доме, который Мишель сравнивает с ушедшей под воду Атлантидой, полной загадочных существ и духов.И в этом мире она полноправная хозяйка.

Мишель родилась и выросла в Майами-Бич, в детстве мечтала стать биологом.

Большое пространство поделено на два уровня.

 майами-бич

Внизу расположены гостиная, кухня-столовая с окнами во внутренний двор, чуть в отдалении — офис и мастерская с огромной печью для обжига. Лестница ведет в приватную зону, где обустроены спальни и ванные комнаты. Эклектичные предметы обстановки объединяет любовь хозяйки к натуральным материалам, будь то сделанный ею металлический куст-подсвечник или купленная на аукционе мебель работы знаменитого Карло Бугатти.

 майами-бич

Мишель нравится «первозданная» красота ее жилища: грубые кирпичные стены, полы из натурального дерева, открытые «извилины» трубопровода. Это окружение идеально подходит для ее скульптур, эскизов и коллекции диковинных находок. Мишель родилась и выросла в Майами-Бич, в детстве мечтала стать биологом.

В работах Хейдука есть поэзия, пластика, философия и собственно архитектура, — говорит Мишель.

Помещение площадью 445 кв.

В работах Хейдука есть поэзия, пластика, философия и собственно архитектура, — говорит Мишель.

метров занимает бывшие цеха фабрики пуговиц. Здание было реконструировано в 1979 году по проекту одного из учеников архитектора Джона Хейдука. «В работах Хейдука есть поэзия, пластика, философия и собственно архитектура, — говорит Мишель. — Мы стали одними из первых в Сохо, кто решил обосноваться в бывшем индустриальном здании из характерного красного кирпича и с металлическими лестницами на фасаде. Мне сразу понравилось открытое пространство. Оно выглядело как гигантская пещера, лишенная границ и барьеров, легко адаптируемая к любым целям и ситуациям».